мнения

Иоланта Мура: Стартап - это звучит модно!

22 мая 2019, час 09:00
Делиться:

Тем не менее, как я заметила, лишь немногие в Молдове знают наверняка, что такое СТАРТАП и могут отличить его от классического нового среднего и малого бизнеса. Наверное, путаница тянется от буквального перевода с английского: «Startup» – стартующий, «Startup company» – начинающая, стартующая компания. Вот и получается: появилась идея, открыл О.О.О., взял из Регистрационной Палаты сертификат и выписку, и стал стартапером. Я, конечно, утрирую, но даже в США, где первый раз этот термин был использован в 1973 году и ежегодно стартуют тысячи таких бизнесов, многие не знают, а в чем же принципиальная разница между SME (small and medium enterprise/ средний и малый бизнес) и Startup.

Конечно, есть много определений Стартапа, ведь концепт динамично развивался с 1990-х, когда произошёл взлёт акций интернет-компаний и началась переориентировка на интернет-бизнес. Вот несколько из самых известных:

– «Стартап – это компания, работающая, чтобы решить проблему, когда решение не является очевидным и успех не гарантирован», определение  Neil Blumenthal, одного из основателей Warby Parker.

– «Стартап=рост», говорит Paul Graham, основатель венчурного фонда Y Combinator.

– И, пожалуй, самое знаменитое определение стартапа дал всемирно известный американский предприниматель Стивен Бланк: «временная структура, существующая для поиска воспроизводимой и масштабируемой бизнес-модели».

Все эти определения разные, но все правильные, так как подчеркивают основные характеристики стартапа:

Инновация. Все успешные бизнесы решают проблемы, некую «боль» клиента или рынка, но решение не является инновативным (например, в открытии продовольственного магазина в удаленной деревне нет ничего нового, это просто решение «боли» потенциальных потребителей). Инновация же, это то, что приносит миру некую ценность, меняет подход, например, делает что-то быстрее, лучше, дешевле, приносит нам большое удовлетворение. Многие путают инновацию с изобретением, с некой умопомрачительной идеей, технологией, новизной.

Я сама долго искала определение, которое правильно отражает инновацию в бизнесе, и нашла: Инновация = Изобретение умноженное на  Коммерциализацию, автор Edward Roberts Massachusetts Institute of Technology (MIT).  Заметьте, если один из множителей равен нулю, то инновации не существует, просто идея (изобретение) сама по себе еще не несет ценности, так как ей нужен кто-то, кто бы её правильно продал. А момент «продажи» и есть момент, когда она приобретает ценность и становится важной для окружающих. И, кстати, мы всегда думали, что наиважнейшей составляющей частью стартапа является изобретение, но в наше время все больше доказательств того, что коммерциализация играет основную роль.

Bill Gross исследовал 250 стартапов, в числе которых были не только успешные AirBnB, Uber, Space X, но и те, которые потерпели провал. Результат исследования: замечательная идея несомненно важна, с нее все начинается, но зачастую она может дать лишь максимум 28% успеха. Вот к такому выводу пришел основатель Idealab.

Пример Apple, которая считается одной из самых инновационных компаний в мире, показывает насколько важно уметь продать идею. Их инновация Ipod, основанная на технологии MP3 была придумана немецкой компанией Fraunhofer-Gesellshaft. Права на запатентованную MP3 обходятся не дёшево, но никто из нас не знает автора, зато мы знаем Apple, который умело продал нам технологию. Тут вспоминаю Владимира Мариновича, который шутил при нашей встрече: «Кто придумал – заработал 1$, кто произвел – 3$, кто привез – 5$, а кто продал – 10$».

Кстати, о технологиях. Еще одно заблуждение, вызванное тем, что большинство стартапов в мире представлены в сфере IT, мнение, что инновации по типу являются технологическими, так как в данной области постоянно что-то изобретается. Это не так, области для инноваций могут быть самые разные, например:

  • Инновация самого продукта, Fitbit, Kindle, и, в свое время, электрические стеклоподъемники.
  • Инновация процесса: конвейер Форда, который позволил собирать машины не за 12 часов, а за 90 минут.
  • Инновация бизнес-модели, одна из самых сложных, но популярных. 19 лет назад Google заменил баннерную онлайн рекламу на Google adwords. Другой пример успеха – Itunes, когда Apple изменил подход к продаже песен с абонемента на возможность купить одну песню «всего» за 99 центов.

Цель. «Масштабируемый» стартап изначально планирует стать большой компанией, в то время как SME-это местная компания, созданная для получения прибыли, не являющаяся доминантной на своем рынке. Несомненно, малый и средний бизнес особо важен для экономики страны, являясь одним из показателей здоровой бизнес-среды, но его цель не столь грандиозна, она заключается в том, чтобы занять долю рынка и обеспечить быстрое получение прибыли.

Стартап имеет некоторые схожести со SME, но ориентирован он на глобальный рынок, который хочет «перевернуть», создав беспрецедентную бизнес-модель, став лидером в своей области. В то же время, это не приносит быстрой прибыли, могут пройти месяцы, а то и годы пока стартап заработает первые деньги.

Финансирование. Открывая малый или средний бизнес, учредитель, обычно вкладывает свои сбережения, занимает деньги у семьи, друзей либо банков. Деньги занимает он пока «раскрутится», так как стремится стать самодостаточным и побыстрее отдать долги. Еще некоторое время назад, основными инвесторами в стартап были те же FFF – «friends, family, fools», в переводе – «друзья, семья и дураки». Собственные средства тоже использовались (вootstrap) , например, Pierre Omidyar, основатель eBay, запустил интернет-аукцион, как хобби, и только когда провайдер сообщил ему, что объем трафика слишком вырос, он начал взимать плату с пользователей. Но «масштабирование», исключительно за счет своего капитала это тяжелая ноша, поэтому новые идеи предлагаются венчурным фондам, бизнес-ангелам, выставляются на биржах стартапов с целью найти инвестора, готового принять высокие риски. Основной принцип финансирования: каждый раз, когда стартапер получает деньги на развитие, он отдает долю своей компании, а инвестор становится совладельцем. Ну и, конечно, предел мечтаний стартапов это финансирование через IPO (Initial Public Offering/первичное публичное размещение). Самые ожидаемые IPO 2019 года: Uber, Plantir, Lyft, Pinterest, Slack, AIRBNB.

Временная структура, так изначально задуман стартап, в то время как обычный бизнес требует долгосрочного подхода, часто даже передаваясь из поколения в поколение, как семейный. Почему временная? Как только учредители докажут, что бизнес – модель работает, она начнет внедряться либо ее продают. Например, в 2012 году компания Yahoo купила у 17 летнего парня стартап Summly, основанный на алгоритме поиска новостей, за 30 миллионов долларов. Данное мобильное приложение автоматически собирает анонсы из огромных статей в читабельный текст и сразу дает понимание, о чем говорится в полном содержании статьи. Это, как понимаете, пример успешного стартапа, статистика по США показывает, что 92% стартапов закрываются в первые три года существования. Для SME эта цифра намного более щадящая – 32%.

Рост. Этот показатель важен для всех. SME должно расти, чтобы быстрее приносить прибыль, а затем успевать за потребностями рынка и потребителя, но это, как говорится, «дело житейское». Стартап же должен дать максимальный рост в наикратчайшие сроки, разработав воспроизводимую и масштабируемую бизнес-модель. Как вы заметили по определению выше, Paul Graham считает быстрый рост главной характеристикой стартапов (4%-7% в неделю по ключевому показателю). Десять процентов и выше, считается исключительным показателем, а менее 2% в неделю – слабым. Например, Snapchat «выстрелил» от нуля до 100 миллионов пользователей менее чем за пять лет. Это много или мало? Graham пишет на своём сайте, «что стартапы, которые хотят идти по стопам Facebook/Twitter, создавая, то, что они надеются понравится многим, но недопонимая, как они на этом будут зарабатывать, должны показать еще больший рост, так как таковые компании нуждаются в огромном количестве пользователей, чтоб достичь успеха».

Риск. Если вы прочитали всё внимательно до этого пункта, то не мне вам объяснять, что стартап – это дело рисковое. А значит, не всем «по зубам». В отличии от основателя обычного бизнеса, основатель стартапа, человек «ненормальный», он хочет поменять мир и страстно верит, что его идея по-настоящему «большая», и более того, убеждает в этом других, которые не прочь рискнуть и вложить в эту авантюру деньги. Рекомендую, найдите 3 минуты и жмите на ссылку, чтобы послушать Стивена Бланка – «типичного стартапера».

Тему СТАРТАПА я как-нибудь продолжу, а пока желаю вам здоровой бизнес-среды. До встречи в следующую среду.

 

Делиться:
Подпишись на TV8.md: Facebook, Telegram, YouTube, Instagram и TikTok!

мнения

Иоланта Мура: Бизнес попал под «раздачу»? Кто следующий, господа?

21 августа 2019, час 09:00
Делиться:

Я уже высказывала своё мнение по отношению к уже принятым мерам фискальной политики в одной из моих статей. Не буду повторяться, лишь напомню, что шквал страстей был вызван не только повышением ставки НДС на HORECA (Hotel/Restaurants/Cafe) с 10% до 20%, налогообложением талонов на еду, повышением налога на загрязнение окружающей среды (хотя в Парламенте его повышение всё же опустили с 50% до 20%), но и отсутствием процесса консультаций с бизнес-сообществом и предварительного Анализа Регуляторного Воздействия (AIR – Analiza Impactului de Reglementare). Формальные консультации и формальный анализ были сделаны постфактум, а «результат» предоставлен в приложении к информационной записке к законопроекту.

Кстати, я побывала на одном из таких «постфактум» заседаний Минфина, проведённом на этот раз с представителями экономической прессы (Clubul presei economice), на котором также присутствовали и некоторые представители бизнеса. Заседание прошло довольно-таки интересно, очевидным было следующее: бизнес очень зол, экономические журналисты немного в недоумении, да и вся обстановка довольно напряженная (сама министр финансов оценила её позже как враждебную). Что же касается Минфина, то он категорически против потребительской парадигмы для молдавского рынка и не будет давать на это субвенции, а лучше даст субвенции на талоны для занятия спортом во благо здоровья нации, чем на еду,  HORECA возмущается зря, продление патента – это предвыборное обещание, а обещания надо сдерживать, г-н Виктор Бурунсус (советник премьера по экономическим вопросам) – ярый сторонник Анализа Регуляторного Воздействия, и поэтому напоминает об АРВ министрам на каждом заседании Правительства,  в следующий  раз обязательно будут соблюдены все процедуры, предусмотренные государством для законопроектов с воздействием на бизнес. Обещания услышаны, посмотрим на их реализацию, ведь члены парламента ждут остальные меры налоговой и таможенной политики уже в сентябре.

Кстати, как будто в «противовес» на встречу были приглашены г-н Валерий Лазэр – бывший министр Экономики, который после элегантного введения поддался общему настроению и перешёл на критику действий Минфина (хотя думаю, что как министр он был и сам «не без греха»), и г-н Вячеслав Кунев – председатель ATIC ( Ассоциации ИТ Компаний Молдовы), который без всяких там введений  вступился за бизнес в целом, высказывая глубокую озабоченность по следующим пунктам:

  1. Отсутствие доверительных отношений и открытого диалога между бизнесом и государством, которое устанавливает «правила игры» и формирует на данный момент атмосферу недоверия. «К сожалению, последние действия властей показывают, что самыми важными навыками молдавского бизнеса должны быть навыки быстрого сворачивания бизнеса и его перемещения в другие страны, так как нет никакой уверенности в последовательности и преемственности важнейших для бизнеса решений хотя бы на среднесрочную перспективу»- сказал Кунев.
  2. Возврат в патриархальные и примитивные формы фискальной политики «для всех», в то время как современная экономика во всём мире усложняется. «Мы только начали выходить на уровень, когда каждая отрасль получает свой уникальный налоговый режим, чтобы обеспечить максимальную динамику роста налогов и привлекательности страны для бизнеса, как опять всё возвращается на круги своя. Понятно, что примитивные солнечные часы, состоящие из воткнутой в землю палки, проще сделать, чем швейцарский часовой механизм, но хочу напомнить, что как только солнце заходит солнечные часы не работают, да и время они показывают не очень точно» – продолжил Кунев.

Наблюдая, как на данной встрече Кунев защищает HORECA и талоны на еду, я вдруг вспомнила слухи о том, что «поблажки» для парка информационных технологий (парк ИТ) тоже думают пересмотреть, социальная составляющая ведь «хромает» примерно, как и в талонах на еду. Понаслышке такие обсуждения якобы ведутся в Правительстве. Неужели парк ИТ следующий?

Справка автора: «Moldova IT Park был создан на срок в 10 лет и начал свою деятельность 1 января 2018 года согласно Постановления Правительства №.1144 от 20.12.2017, выплачивая в пользу государства льготный единый налог в  размере 7%, (совокупный налог, который складывается из подоходного налога с предпринимательской деятельности, подоходного налога с заработных плат, взносов обязательного социального страхования и медицинского страхования, которые вносятся как работодателем, так и работником, местных сборов, налога на недвижимое имущество и налога на использование автомобильных дорог).

Как ответ на мой вопрос, Кунев выслал мне небольшой анализ работы парка ИТ за 2018 год. Эти айтишники сразу видно – технари. То ли и до них слухи дошли, что они следующие, то ли презентации их конёк, но, как бы то ни было, я обожаю говорить на языке цифр и фактов и, как следствие, делюсь с вами самыми интересными из них:

  1. Количество резидентов парка ИТ выросло за 12 месяцев 2018 года на 262 компании (с 77 до 339, рост – 340%) и продолжает расти, насчитывая сейчас 478 компаний (кстати изначально прогнозируемая цифра роста количества резидентов на 10 лет равнялась 400-ам).

2. Доход за 2018 превысил ожидания и насчитывает 2,2 миллиарда лей, в 2019 ожидается рост до 2,6 миллиардов лей.

3. 81% продаж составляет экспорт услуг, и лишь остаток в 19% это продажи на местном рынке.

4. Сумма выплаченного единого налога насчитывает 133,5 миллионов леев. Для сравнения, в 2012 году 596 компаний из сектора ИТ выплатили государству 209,074 тысячи лей в качестве налогов, которые сейчас заменяет единый налог.

5. Количество работников в данной сфере выросло почти в 2 раза, с 3500 человек до 6739.

6. Средняя заработная плата по парку за 2018 год выросла на 26,9%, составляя в среднем 27.906 леев.

7. Уровень соблюдения законодательства при своевременной подаче отчетности членами парка ИТ – 94%.

8. По итогам 2017 года доля сектора ИТ в ВВП Молдавии – 5.7%.

Думаю комментарии излишни, так как рост очевиден. Вот такого рода анализ хотела бы я видеть по HORECA и другим камням преткновения, независимо от того, кто его сделал – бизнес или Минфин. Как говорили великие: «Что фантазия создаёт, то анализ разрушает, как карточный домик»! Хотя, как я уже ранее писала, 6 месяцев по HORECA – срок недостаточный для релевантного анализа, а значит, в таких случаях решения принимаются методом «научного тыка».

Всем критикам напоминаю, что данного рода проблемы в процессе принятия решений не возникли с приходом Правительства Санду и нынешней коалиции, они были всегда и даже в более безобразном виде. Вспомните принятие налоговой политики в последние дни декабря, или даже в январе с обратным действием закона, без процесса консультаций, либо историю изменений, внесённых в закон на стадии публикации в Мониторул Офичиал! Ужасно, правда? И суть не в том, что все так делали, а в том, что все надеются, что с приходом нового Правительства государственный подход а ля «против лома нет приёма» наконец-то прекратится!

А кто следующий, увидим в сентябре.

Здоровой всем бизнес-среды.

Делиться:
Подпишись на TV8.md: Facebook, Telegram, YouTube, Instagram и TikTok!
TelegramWhatsappViber
Отправить нам новость

© 2022 TV8.md. Preluarea materialelor publicate pe tv8.md se face doar cu citarea sursei și prin intermediul unui link activ către pagina articolului.

FacebookInstagramYouTubetwittertelegram