мнения

Александр Муравский: Конституционное значение парламентского большинства в Украине и Молдове

27 мая 2019, час 10:50
Делиться:

Развитие событий в Украине самым непосредственным образом сказывается на положении в Республике Молдова, учитывая наше непосредственное соседство и высокий уровень экономических, политических и родственных связей. Уже с первых шагов президента В. Зеленского стало ясно, что нам очень часто придётся сравнивать действия властей обеих стран в силу похожести возникающих проблем. И в Молдове, и в Украине после президентских выборов наблюдается жесткое противостояние президента и парламента. Причём в Республике Молдова — это противостояние наблюдается уже третий год. Надежду на смягчение этих отношений у нас многие связывали с парламентскими выборами, которые, по их мнению, должны были привести к победе ПСРМ или созданию парламентского большинства с её участием.

Однако происходящее ныне в парламенте Молдовы с каждым днём снижает степень этой надежды. В Украине же такое противостояние возникло после президентских выборов, так как вновь избранный президент не имеет стойкого большинства своих сторонников в Верховной Раде. Таким образом, и в Молдове, и в Украине всё зависит от наличия дружелюбного президенту парламентского большинства. Как же пытаются решить эту проблему две страны. Начнём с Украины.

Президент В. Зеленский решает возникшую проблему самым радикальным образом. Своим первым же указом №303 от 21 мая 2019 года он распускает Верховную Раду и назначает досрочные выборы на 21 июля 2019 года. На какие правовые нормы опирался президент В. Зеленский в своём указе? Это, прежде всего, статья 83 Конституции Украины, в которой прямо указывается, что

«В Верховной Раде Украины по результатам выборов и на основе согласования политических позиций формируется коалиция депутатских фракций, в состав которой входит большинство народных депутатов Украины от конституционного состава Верховной Рады Украины.

Коалиция депутатских фракций в Верховной Раде Украины формируется в течение одного месяца со дня открытия первого заседания Верховной Рады Украины, которое проводится после очередных или внеочередных выборов Верховной Рады Украины, или в течение месяца со дня прекращения деятельности коалиции депутатских фракций в Верховной Раде Украины».

 

 Таким образом, Конституция Украины прямо указывает на обязательность формирования парламентского большинства в виде коалиции депутатских фракций. И даётся на это всего месяц. Если же парламентское большинство не формируется то, вступает в действие часть 1 статьи 90 Конституции Украины, которая гласит, что президент получает право распустить Верховную Раду, чем и воспользовался В. Зеленский.

В Верховной Раде Украины после выборов 2014 года была сформирована коалиция «Европейская Украина», в которую вошли 5 фракций: «Блок Петра Порошенко», «Народный Фронт», «Самопомощь», «Батькивщина» и Радикальная партия. Через год из коалиции вышла Радикальная партия, а в феврале 2016 года коалицию покинули «Батькивщина» и «Самопомощь». После этого в ней остались 215 депутатов. А в соответствии с положениями ст. 83 Конституции Украины в состав коалиции парламентских фракций должно входить большинство депутатов от конституционного состава Верховной рады, то есть не менее 226 человек (из 450). Выход из коалиции «Народного фронта», совершённый уже после президентских выборов, ситуации не менял. Коалиции не было уже больше года, что давало президенту полное право на роспуск Верховной Рады, чем он решительно и воспользовался. Таким образом, мы видим, что Конституция Украины даёт достаточно чёткие инструкции в части, касающейся формирования парламентского большинства и поведения президента в случае невыполнения этого требования.

Ситуация в Республике Молдова на первый взгляд весьма схожа с украинской. Однако, эта похожесть не есть идентичность, которую своими действиями пытаются создать и президент, и ПСРМ и председатель первого учредительного собрания. И президент, и ПСРМ говорят о том, что без создания формального, закреплённого долгосрочным соглашением парламентского большинства в форме коалиции ПСРМ – ACUM парламент работать не может. В том же русле действует и старейшина парламента, председатель учредительного собрания. Учредительное собрание 21 марта было прервано председателем по причине того, что не было объявлено создание парламентского большинства. Заседание также не возобновляется уже больше двух месяцев со слов председателя собрания Э. Смирнова, по этой же причине. Как же относиться к этому с чисто юридической точки зрения?

Откроем вначале Конституцию Республики Молдова. Внутренняя организация парламента описана в статье 64. И в ней нет ни слова о парламентском большинстве, коалиции, альянсе или других формах сотрудничества между фракциями парламента. Слово «большинство» употребляется только два раза: в статье 64(2) и в статье 98(3), где устанавливается, что председатель парламента и правительство утверждаются большинством голосов от числа избранных депутатов. Такая формулировка и формулировка «парламентское большинство» вещи абсолютно разные. Утверждение большинством голосов от числа избранных депутатов есть разовое действие, а «парламентское большинство» есть устойчивая долговременная структура парламента.

 

Данная структура устанавливается в соответствии со статьёй 64(1), где прямо указывается, что, «Структура, организация и деятельность Парламента определяются регламентом». Откроем Закон №707 от 02.04.1996 года о принятии Регламента Парламента. Во всём законе понятия «парламентское большинство» и «оппозиция» встречаются только в статье 4(12,13), где говорится, что «(12) Парламентским большинством считается фракция или коалиция фракций, объявленная в соответствующей декларации, охватывающая более половины избранных депутатов. (13) Парламентской оппозицией считается фракция или фракции, не входящие в состав парламентского большинства и объявившие о своей оппозиции по отношению к нему».

Из приведенного текста следует, что Конституция Республики Молдова, в отличие от Конституции Украины не устанавливает обязательность формирования парламентского большинства и оппозиции, а только даёт определение, какие образования могут получить данный статус в случае создания. Можно согласиться, что такая нечёткость есть один из недостатков действующей Конституции Республики Молдова, но факт есть факт и игнорировать его нельзя.

Как же действовать в подобном случае?

Во-первых, председатель учредительного собрания имел право объявить, перерыв только максимум на 10 дней, установленных Регламентом для конституирования фракций. Как вы помните, 21 марта было объявлено о создании фракций ПСРМ, ДПМ и «Партии Шор». Блок ACUM не был готов к этому. Максимум через 10 дней учредительное заседание должно было бы быть продолжено, парламент должен был принять заявление о создании фракций PAS и DA. После чего председатель должен был выяснить, создано или нет парламентское большинство. В случае отрицательного ответа он в любом случае должен был объявить о начале процедуры выборов председателя парламента. И только в случае, если бы какая-либо из фракций высказала пожелание ещё раз объявить перерыв, то это пожелание необходимо было поставить на голосование. И депутаты должны были проголосовать за объявление перерыва на конкретный срок. И так могло бы повторяться несколько раз. Ну и естественно, что, если бы в течение трёх месяцев парламент не начал действовать как законодательный орган, президент получил бы право на его роспуск.

Могут сказать, что это ничего бы не изменило. Возможно. Но только внешне. Во-первых, все действия совершались бы в полном соответствии с Конституцией и Регламентом Парламента. Во-вторых, поведение депутатов и методы поиска решений были бы совсем другими. А так мы имеем, что имеем. Но в любом случае, один из главных уроков из происходящего заключается в том, что парламенту (этому или новому) в любом случае необходимо начать процедуру серьёзной корректировки действующей Конституции по многим вопросам. Возможно продумать механизм принятия новой Конституции на специально созванном Конституционном собрании. Но уж ни в коем случае не оставлять решение проблемы на откуп толкований так называемого Конституционного суда, роль и порядок функционирования которого также должны быть радикально пересмотрены.

Делиться:
Подпишись на TV8.md: Facebook, Telegram, YouTube, Instagram и TikTok!

мнения

Иоланта Мура: Бизнес попал под «раздачу»? Кто следующий, господа?

21 августа 2019, час 09:00
Делиться:

Я уже высказывала своё мнение по отношению к уже принятым мерам фискальной политики в одной из моих статей. Не буду повторяться, лишь напомню, что шквал страстей был вызван не только повышением ставки НДС на HORECA (Hotel/Restaurants/Cafe) с 10% до 20%, налогообложением талонов на еду, повышением налога на загрязнение окружающей среды (хотя в Парламенте его повышение всё же опустили с 50% до 20%), но и отсутствием процесса консультаций с бизнес-сообществом и предварительного Анализа Регуляторного Воздействия (AIR – Analiza Impactului de Reglementare). Формальные консультации и формальный анализ были сделаны постфактум, а «результат» предоставлен в приложении к информационной записке к законопроекту.

Кстати, я побывала на одном из таких «постфактум» заседаний Минфина, проведённом на этот раз с представителями экономической прессы (Clubul presei economice), на котором также присутствовали и некоторые представители бизнеса. Заседание прошло довольно-таки интересно, очевидным было следующее: бизнес очень зол, экономические журналисты немного в недоумении, да и вся обстановка довольно напряженная (сама министр финансов оценила её позже как враждебную). Что же касается Минфина, то он категорически против потребительской парадигмы для молдавского рынка и не будет давать на это субвенции, а лучше даст субвенции на талоны для занятия спортом во благо здоровья нации, чем на еду,  HORECA возмущается зря, продление патента – это предвыборное обещание, а обещания надо сдерживать, г-н Виктор Бурунсус (советник премьера по экономическим вопросам) – ярый сторонник Анализа Регуляторного Воздействия, и поэтому напоминает об АРВ министрам на каждом заседании Правительства,  в следующий  раз обязательно будут соблюдены все процедуры, предусмотренные государством для законопроектов с воздействием на бизнес. Обещания услышаны, посмотрим на их реализацию, ведь члены парламента ждут остальные меры налоговой и таможенной политики уже в сентябре.

Кстати, как будто в «противовес» на встречу были приглашены г-н Валерий Лазэр – бывший министр Экономики, который после элегантного введения поддался общему настроению и перешёл на критику действий Минфина (хотя думаю, что как министр он был и сам «не без греха»), и г-н Вячеслав Кунев – председатель ATIC ( Ассоциации ИТ Компаний Молдовы), который без всяких там введений  вступился за бизнес в целом, высказывая глубокую озабоченность по следующим пунктам:

  1. Отсутствие доверительных отношений и открытого диалога между бизнесом и государством, которое устанавливает «правила игры» и формирует на данный момент атмосферу недоверия. «К сожалению, последние действия властей показывают, что самыми важными навыками молдавского бизнеса должны быть навыки быстрого сворачивания бизнеса и его перемещения в другие страны, так как нет никакой уверенности в последовательности и преемственности важнейших для бизнеса решений хотя бы на среднесрочную перспективу»- сказал Кунев.
  2. Возврат в патриархальные и примитивные формы фискальной политики «для всех», в то время как современная экономика во всём мире усложняется. «Мы только начали выходить на уровень, когда каждая отрасль получает свой уникальный налоговый режим, чтобы обеспечить максимальную динамику роста налогов и привлекательности страны для бизнеса, как опять всё возвращается на круги своя. Понятно, что примитивные солнечные часы, состоящие из воткнутой в землю палки, проще сделать, чем швейцарский часовой механизм, но хочу напомнить, что как только солнце заходит солнечные часы не работают, да и время они показывают не очень точно» – продолжил Кунев.

Наблюдая, как на данной встрече Кунев защищает HORECA и талоны на еду, я вдруг вспомнила слухи о том, что «поблажки» для парка информационных технологий (парк ИТ) тоже думают пересмотреть, социальная составляющая ведь «хромает» примерно, как и в талонах на еду. Понаслышке такие обсуждения якобы ведутся в Правительстве. Неужели парк ИТ следующий?

Справка автора: «Moldova IT Park был создан на срок в 10 лет и начал свою деятельность 1 января 2018 года согласно Постановления Правительства №.1144 от 20.12.2017, выплачивая в пользу государства льготный единый налог в  размере 7%, (совокупный налог, который складывается из подоходного налога с предпринимательской деятельности, подоходного налога с заработных плат, взносов обязательного социального страхования и медицинского страхования, которые вносятся как работодателем, так и работником, местных сборов, налога на недвижимое имущество и налога на использование автомобильных дорог).

Как ответ на мой вопрос, Кунев выслал мне небольшой анализ работы парка ИТ за 2018 год. Эти айтишники сразу видно – технари. То ли и до них слухи дошли, что они следующие, то ли презентации их конёк, но, как бы то ни было, я обожаю говорить на языке цифр и фактов и, как следствие, делюсь с вами самыми интересными из них:

  1. Количество резидентов парка ИТ выросло за 12 месяцев 2018 года на 262 компании (с 77 до 339, рост – 340%) и продолжает расти, насчитывая сейчас 478 компаний (кстати изначально прогнозируемая цифра роста количества резидентов на 10 лет равнялась 400-ам).

2. Доход за 2018 превысил ожидания и насчитывает 2,2 миллиарда лей, в 2019 ожидается рост до 2,6 миллиардов лей.

3. 81% продаж составляет экспорт услуг, и лишь остаток в 19% это продажи на местном рынке.

4. Сумма выплаченного единого налога насчитывает 133,5 миллионов леев. Для сравнения, в 2012 году 596 компаний из сектора ИТ выплатили государству 209,074 тысячи лей в качестве налогов, которые сейчас заменяет единый налог.

5. Количество работников в данной сфере выросло почти в 2 раза, с 3500 человек до 6739.

6. Средняя заработная плата по парку за 2018 год выросла на 26,9%, составляя в среднем 27.906 леев.

7. Уровень соблюдения законодательства при своевременной подаче отчетности членами парка ИТ – 94%.

8. По итогам 2017 года доля сектора ИТ в ВВП Молдавии – 5.7%.

Думаю комментарии излишни, так как рост очевиден. Вот такого рода анализ хотела бы я видеть по HORECA и другим камням преткновения, независимо от того, кто его сделал – бизнес или Минфин. Как говорили великие: «Что фантазия создаёт, то анализ разрушает, как карточный домик»! Хотя, как я уже ранее писала, 6 месяцев по HORECA – срок недостаточный для релевантного анализа, а значит, в таких случаях решения принимаются методом «научного тыка».

Всем критикам напоминаю, что данного рода проблемы в процессе принятия решений не возникли с приходом Правительства Санду и нынешней коалиции, они были всегда и даже в более безобразном виде. Вспомните принятие налоговой политики в последние дни декабря, или даже в январе с обратным действием закона, без процесса консультаций, либо историю изменений, внесённых в закон на стадии публикации в Мониторул Офичиал! Ужасно, правда? И суть не в том, что все так делали, а в том, что все надеются, что с приходом нового Правительства государственный подход а ля «против лома нет приёма» наконец-то прекратится!

А кто следующий, увидим в сентябре.

Здоровой всем бизнес-среды.

Делиться:
Подпишись на TV8.md: Facebook, Telegram, YouTube, Instagram и TikTok!
TelegramWhatsappViber
Отправить нам новость

© 2022 TV8.md. Preluarea materialelor publicate pe tv8.md se face doar cu citarea sursei și prin intermediul unui link activ către pagina articolului.

FacebookInstagramYouTubetwittertelegram